Прп Варлаам Керетский

Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам жил во дни ца­ря Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча Гроз­но­го (1533–1584). Ро­дил­ся и вос­пи­ты­вал­ся он близ Бе­ло­го мо­ря, в Ке­рет­ской во­ло­сти. На­учен­ный гра­мо­те, Вар­ла­ам по­став­лен был свя­щен­ни­ком к церк­ви свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца в го­ро­де Ко­ле и рев­ност­но слу­жил Гос­по­ду, по­учая лю­дей, как ис­тин­ный пас­тырь, за­ко­ну Гос­под­ню.

Но враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го уло­вил пра­вед­но­го в свои се­ти: вну­шил свя­щен­ни­ку чув­ство рев­но­сти к жене, за­тем, обо­льстив его, по­бу­дил убить ни в чем непо­вин­ную жен­щи­ну, что тот и ис­пол­нил (по пре­да­нию, же­на Вар­ла­а­ма ока­за­лась непо­вин­ной, так как сам диа­вол об­мо­ро­чил свя­то­го: при­нял на се­бя вид муж­чи­ны и вы­шел из гор­ни­цы же­ны свя­щен­ни­ка). Со­вер­шив та­кой страш­ный грех, Вар­ла­ам убе­дил­ся ско­ро в невин­но­сти сво­ей су­пру­ги, по­нял всю сте­пень сво­е­го па­де­ния, на­чал ка­ять­ся, стро­го по­стил­ся и горь­ко пла­кал. При­знав се­бя недо­стой­ным про­дол­жать свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние, он со­всем оста­вил долж­ность. Это­го ма­ло. Чтобы ис­ку­пить ве­ли­кую ви­ну свою, рас­ка­яв­ший­ся убий­ца под­вер­га­ет се­бя чрез­вы­чай­но тяж­ко­му на­ка­за­нию. Труп же­ны сво­ей он по­ло­жил в кар­бас (боль­шая лод­ка, греб­ная и па­рус­ная, на 4–10 ве­сел; упо­треб­ля­ет­ся для пе­ре­воз­ки лю­дей и тя­же­стей по ре­кам и мо­рям) и в этом кар­ба­се пла­вал по мо­рю, пла­вал непре­рыв­но с ме­ста на ме­сто до тех пор, по­ка мерт­вое те­ло уби­той не ис­тле­ло во­все. На­чав от Ко­лы и дер­жась обык­но­вен­но бе­ре­га, Вар­ла­ам на­прав­лял­ся по Се­вер­но­му Ле­до­ви­то­му оке­а­ну на во­сток, к Бе­ло­му мо­рю; оги­бал он Свя­той Мыс, или Нос, око­ло ко­то­ро­го мо­ре опас­но для пла­ва­ния; да­лее за­хо­дил в Бе­лое мо­ре и до­сти­гал род­ной Ке­ре­ти при Кан­да­лак­ской гу­бе. Лю­ди с удив­ле­ни­ем ви­де­ли че­ло­ве­ка, ко­то­рый один в сво­ем кар­­ба­се пла­вал по мо­рю, не оста­нав­ли­ва­ясь, без от­ды­ха. Вар­ла­ам не ждал се­бе, как обык­но­вен­ные мо­ре­пла­ва­те­ли, по­пут­но­го вет­ра, чтобы плыть на па­ру­сах; на­про­тив, пла­вал про­тив вет­ра, про­тив волн оке­а­на, ра­бо­тая по­сто­ян­но веслом, не вы­пус­кая вес­ла из рук сво­их и вос­пе­вая псал­мы Да­ви­да. Непре­рыв­но тру­дясь днем, пре­по­доб­ный но­чи про­во­дил без сна, со сле­за­ми мо­ля Гос­по­да об от­пу­ще­нии гре­ха. Так ис­ку­пал убий­ца-свя­щен­ник ви­ну свою.

По­тру­див­шись до­воль­ное вре­мя, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам вос­хо­тел при­нять от Бо­га из­ве­ще­ние о том, про­щен ли грех его. Древ­няя по­весть о пре­по­доб­ном рас­ска­зы­ва­ет, что око­ло Свя­то­го Мы­са пла­ва­ние бы­ло опас­но по­то­му, что здесь во­ди­лись осо­бые мор­ские чер­ви, ко­то­рые про­та­чи­ва­ли су­да. Эти чер­ви – мол­люс­ки, на­зы­ва­е­мые «ко­ра­бель­ные свер­ли­ла», про­та­чи­ва­ли су­да да­же из са­мо­го креп­ко­го ле­са и за­став­ля­ли су­дов­щи­ков про­хо­дить Свя­той Мыс не мо­рем, а во­ло­ком, то есть пе­ре­но­сить су­да бе­ре­гом. Чер­ви эти не при­чи­ни­ли ни­ка­ко­го вре­да пре­по­доб­но­му, но он хо­тел сде­лать без­вред­ным пла­ва­ние око­ло Мы­са для всех. Свя­той по­мо­лил­ся Бо­гу и был ско­ро услы­шан: чер­ви бес­след­но про­па­ли, и с тех пор путь око­ло Свя­то­го Мы­са стал без­опа­сен для пла­ва­ния.

При­няв чу­до за из­ве­ще­ние о том, что Гос­подь уже про­стил ве­ли­кий грех его, пре­по­доб­ный Вар­ла­ам вско­ре остав­ля­ет мир, при­ни­ма­ет ино­че­ское по­стри­же­ние и по­се­ля­ет­ся в лес­ной пу­сты­ни близ озе­ра Ке­ре­ти. Пре­да­ние рас­ска­зы­ва­ет, что от­шель­ни­ка в его уеди­не­нии бес­по­ко­и­ли жен­щи­ны, ко­то­рые ле­том при­хо­ди­ли в лес со­би­рать яго­ды и при этом рас­пе­ва­ли мир­ские пес­ни. Бес­по­кой­ство за­ста­ви­ло по­движ­ни­ка оста­вить Ке­реть и уда­лить­ся к Чуп­ской гу­бе. Там пре­по­доб­ный и скон­чал­ся.

Неиз­вест­но, ко­гда и кем мно­го­стра­даль­ное и тру­до­люб­ное те­ло пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма при­не­се­но бы­ло в се­ло Ке­реть и по­гре­бе­но здесь при церк­ви свя­то­го Ге­ор­гия, за ал­та­рем с во­сточ­ной сто­ро­ны.

С пер­вых де­ся­ти­ле­тий XVII ве­ка сре­ди на­се­ле­ния се­вер­но­го По­мо­рья на­ча­лось по­чи­та­ние Ке­рет­ско­го по­движ­ни­ка свя­тым. В 1664 го­ду со слов трех сви­де­те­лей – Пет­ра Ва­си­лье­ви­ча Бу­то­ри­на, Иа­ко­ва Нос­ко­ва (или Посно­ва) и Ев­фи­мия Боль­ни­ще­ва – за­пи­са­ны бы­ли яв­ле­ния и чу­де­са пре­по­доб­но­го, ко­то­рые с до­ста­точ­ной яс­но­стью ука­зы­ва­ют на то ве­ли­кое бла­го­го­ве­ние, с ка­ким от­но­си­лись жи­те­ли По­мо­рья к па­мя­ти угод­ни­ка Бо­жия.

Петр Ва­си­лье­вич Бу­то­рин, еще бу­дучи де­ся­ти­лет­ним маль­чи­ком, вы­ехал с от­цом на рыб­ную лов­лю в Бе­лое мо­ре, к Сон-ост­ро­ву. И ви­дел Петр во сне, буд­то плы­вут они близ Ша­ра­по­ва мы­са. Под­ня­лась бу­ря. Маль­чик с ужа­сом за­ме­тил, что кар­бас их по­лон во­ды, а спе­ре­ди шла на них вол­на, го­то­вая по­то­пить их. Но за­тем Петр ви­дит стар­ца с се­дой бо­ро­дой, за­щи­ща­ю­ще­го их суд­но от на­по­ра вол­ны. И вдруг кар­бас очу­тил­ся в за­щи­щен­ном от волн ме­сте, за кор­гою (кор­га – ка­мен­ная под­вод­ная гря­да, или риф). Ко­гда ми­ну­ла опас­ность, ста­рец ска­зал маль­чи­ку: «Вы по­то­ну­ли бы, ес­ли бы не я, Вар­ла­ам из Ке­ре­ти». И ве­лел ему по­ве­дать о том лю­дям. Петр проснул­ся и рас­ска­зал сон свой от­цу, но тот не об­ра­тил вни­ма­ния на сло­ва маль­чи­ка.

Утром ры­бо­ло­вы уви­де­ли ла­дью, при­зна­ли, что ла­дья ке­рет­ская, но не ре­ши­лись по­дой­ти к ней, так как под­ня­лась боль­шая зыбь – на­чи­на­лась бу­ря. По при­ка­за­нию от­ца Пет­ро­ва по­плы­ли в Ке­рет­скую во­лость за хле­бом, и сон маль­чи­ка сбыл­ся те­перь на­яву: вол­на за­ли­ла лод­ку; ры­ба­ка­ми овла­де­ли ужас и от­ча­я­ние, по­то­му что они ви­де­ли вол­ну еще бо­лее ярост­ную, ко­то­рая при­бли­жа­лась и гро­зи­ла по­крыть и по­хо­ро­нить их. Но вне­зап­но ка­кой-то неви­ди­мой си­лой кар­бас был от­бро­шен к бе­ре­гу, за кор­гу. То­гда они вы­чер­па­ли во­ду из кар­ба­са и бла­го­по­луч­но до­плы­ли до во­ло­сти.

Через пять дней пре­по­доб­ный вто­рич­но явил­ся Пет­ру во сне; те­перь уко­рял его и гро­зил­ся бить, ес­ли он не рас­ска­жет лю­дям о сво­их ви­де­ни­ях и о чу­де свя­то­го.

При ца­ре Ми­ха­и­ле Фе­о­до­ро­ви­че, по­сле Ли­тов­ской вой­ны, в Коль­ский ост­ров, то есть в го­род Ко­лу, при­слан был во­е­во­дой Гу­рий Ива­но­вич Во­лын­цев. За­хво­рал он чер­ной немо­чью и был удру­чен, по­то­му что ни­от­ку­да не ждал се­бе по­мо­щи. То­гда явил­ся Гу­рию свя­той Вар­ла­ам в ино­че­ском ви­де и ска­зал: «Не скор­би, че­ло­ве­че, из­ба­вит те­бя Бог от бо­лез­ни тво­ей». На во­прос во­е­во­ды, кто явив­ший­ся и от­ку­да, ста­рец от­ве­чал: «Я Вар­ла­ам из Ке­ре­ти». Гу­рий ни­ко­гда не слы­хал о пре­по­доб­ном Вар­ла­а­ме. По­это­му стал раз­уз­на­вать о нем и от од­но­го ке­рет­ско­го уро­жен­ца узнал по­дроб­но о жи­тии и по­дви­гах пре­по­доб­но­го. Осве­до­мив­­шись о том, что мо­ги­ла свя­то­го в небре­же­нии, ис­це­лен­ный во­е­во­да дал сред­ства на устрой­ство гроб­ни­цы и кре­ста на ней. Бо­лезнь Во­лын­це­ва бо­лее не по­вто­ря­лась.

Два куп­ца из Кар­го­по­ля – Иа­ков Нос­ков (или Поснов) и Ев­фи­мий Боль­ни­щев – плы­ли вес­ною от Онеж­ско­го устья в Ко­лу тор­го­вать. Ко­гда они про­шли Со­ло­вец­кий ост­ров, их ла­дью стал за­ти­рать на­нос­ный лед. Дол­го и без­успеш­но бо­ро­лись со льдом мо­ре­хо­ды и уже от­ча­я­лись в сво­ем спа­се­нии. Сто­яв­ший на кор­ме ла­дьи Ев­фи­мий за­дре­мал от утом­ле­ния. Вдруг уви­дал он в лод­ке сво­ей стар­ца, ко­то­рый его спра­ши­вал: «Да­лек ли, бра­тие, путь ваш?» Ев­фи­мий от­ве­чал: «Идем тор­го­вать в По­мо­рье, но нас за­тер­ло льдом и мы по­ги­ба­ем». «Не скор­би, бра­те, – уте­шал его ста­рец, – по­еде­те вы в Ке­реть, и Бог даст вам путь чист». Сам по­шел на нос ла­дьи и на­чал рас­пи­хи­вать льди­ны. Проснув­шись, Ев­фи­мий рас­ска­зал спут­ни­кам о сво­ем сно­ви­де­нии. Дей­стви­тель­но, вско­ре уви­да­ли они сквозь льди­ны как бы до­ро­гу. На­ча­ло про­яс­нять­ся, и по­пут­ный ве­тер вы­нес их невре­ди­мы­ми из льдов в мо­ре. При­плыв в Ке­реть, мо­ре­хо­ды рас­ска­за­ли о яв­ле­нии свя­то­го Вар­ла­а­ма и о чу­дес­ном из­бав­ле­нии сво­ем от смер­ти. Бла­го­дар­ный за спа­се­ние Ев­фи­мий по­ста­вил ча­сов­ню над гро­бом пре­по­доб­но­го.

Ни­ки­фор с Се­вер­ной Дви­ны вме­сте с то­ва­ри­ща­ми сво­ими плыл до­мой с Мур­ман­ско­го бе­ре­га. Страш­ная бу­ря за­стиг­ла их про­тив Свя­то­го Мы­са. Мач­ту ла­дьи их сло­ма­ло, па­рус и вес­ла унес­ло в мо­ре. За­хле­сты­вая бес­по­мощ­ную ла­дью, вол­ны но­си­ли ее несколь­ко дней по мо­рю. По­ло­же­ние мо­ре­пла­ва­те­лей ста­ло без­на­деж­ным, ко­гда ла­дью по­нес­ло от бе­ре­га в от­кры­тое мо­ре. То­гда Ни­ки­фо­ру явил­ся во сне муж и ска­зал: «За­чем вы впа­ли в от­ча­я­ние и уже не ду­ма­е­те о се­бе? Па­рус ваш под ла­дьею и три вес­ла, и мач­та тут же, но вы не ста­ви­те ее. При­сту­пи­те к де­лу и будь­те осто­рож­ны». Ни­ки­фор рас­ска­зал то­ва­ри­щам о ви­де­нии. Тот­час ста­ли ис­кать па­рус и ско­ро на­шли его под лод­кой вме­сте с мач­той и ру­лем. Из­му­чен­ные ра­бо­той, мо­ре­хо­ды за­сну­ли; сно­ва явил­ся им ста­рец и сно­ва обод­рял их. «Кто ты, про­мыш­ля­ю­щий и пе­ку­щий­ся о нас?» – спро­сил его Ни­ки­фор. «Я Вар­ла­ам из Ке­ре­ти», – от­ве­тил ста­рец. На тре­тий день при по­пут­ном вет­ре мо­ре­пла­ва­те­ли бла­го­по­луч­но до­стиг­ли устья Дви­ны. На вто­рой год по­сле это­го про­ис­ше­ствия при­шел Ни­ки­фор в Ке­реть и стал рас­спра­ши­вать, кто та­кой здесь Вар­ла­ам (он счи­тал чу­до­твор­ца еще жи­вым). Ни­ки­фо­ру ска­за­ли, что ему явил­ся и ока­зал по­мощь по­чив­ший угод­ник Бо­жий, и по­ка­за­ли гроб­ни­цу свя­то­го. То­гда Ни­ки­фор при­нес на гроб чу­до­твор­ца мно­го свеч и, мо­лясь, бла­го­да­рил его за чу­дес­ное спа­се­ние свое.

К два­дца­тым го­дам XVIII ве­ка мест­ное по­чи­та­ние пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма уста­но­ви­лось. То­гда бы­ли сви­де­тель­ство­ва­ны и мо­щи его. Од­на­ко по­движ­ник не был при­чис­лен Цер­ко­вью к ли­ку свя­тых, об­ще­цер­ков­но чти­мых. До сих пор пре­по­доб­ный Вар­ла­ам чтит­ся мест­но и при­зна­ет­ся жи­те­ля­ми По­мор­ско­го края по­кро­ви­те­лем мо­ре­хо­дов. В мо­лит­ве угод­ни­ку Бо­жию го­во­рит­ся: «Мо­лим­ся, из­ба­ви и со­хра­ни нас от вся­ких на­па­стей, и на мо­ри от зель­на­го обу­ре­ва­ния и от ис­топ­ле­ния мор­ска­го невред­ны со­хра­ни».

Comments are closed.