Прп. Елисей Сумский

Пре­по­доб­ный Ели­сей жил и под­ви­зал­ся в Со­ло­вец­кой оби­те­ли во вре­ме­на близ­кие к пре­по­доб­но­му Зо­си­ме и, быть мо­жет, был его спо­движ­ни­ком. Из жиз­ни Ели­сея толь­ко и из­ве­стен один пред­смерт­ный его по­двиг, в ко­то­ром яс­но вы­ра­зи­лись ве­ли­кое бла­го­че­стие стар­ца и по­мощь гор­няя, осе­нив­шая его по за­ступ­ле­нию прп. Зо­си­мы.

Че­ты­ре бра­та – Ели­сей, Да­ни­ил, Фила­рет и Сав­ва­тий – по бла­го­сло­ве­нию сво­е­го на­сто­я­те­ля тру­ди­лись на рыб­ной лов­ле на ре­ке Вы­ге, у по­ро­га Зо­лот­ца, в 60 вер­стах от мо­на­сты­ря. В один день, ко­гда все они ис­прав­ля­ли ры­бо­лов­ные се­ти, Да­ни­ил, по от­кро­ве­нию ли Бо­жию или по ка­ким-ли­бо внеш­ним при­зна­кам, вдруг на­чал го­во­рить Ели­сею: «На­прас­но, брат, ты тру­дишь­ся в ис­прав­ле­нии этих се­тей, не бу­дешь ло­вить ими ры­бу: к те­бе при­бли­зи­лась смерть и лов­ля твоя окон­чи­лась». От этих слов ужас и страх объ­яли Ели­сея, он на­чал скор­беть и ту­жить не по­то­му, что бо­ял­ся смер­ти, а что не был еще по­стри­жен в ве­ли­кий Ан­гель­ский об­раз (схи­му), на ме­сте же том не бы­ло свя­щен­но­и­но­ка, ко­то­рый бы со­вер­шил по­стри­же­ние. (Пе­чаль и за­бот­ли­вость стар­ца о по­стри­же­нии в схи­му весь­ма ос­но­ва­тель­ны. На Афоне и ныне при­ни­ма­ют все схи­му; в преж­нее вре­мя бы­ло так и у нас). Уны­ние воз­рос­ло в ду­ше стар­ца до из­не­мо­же­ния те­лес­ных сил. Сер­до­боль­ные бра­тия уте­ша­ли его, убеж­дая по­ло­жить­ся на во­лю Бо­жию, Ко­то­рый всю­ду и всех на­зи­ра­ет Все­ви­дя­щим Оком, ви­дит и их нуж­ду и си­лен ис­пол­нить вся­кое же­ла­ние, ко­гда при­зы­ва­ют Его от всей ду­ши и чи­стым серд­цем. В за­клю­че­ние, ви­дев в стар­це умно­жа­ю­щи­е­ся скор­би и бо­лезнь те­ла, пред­ло­жи­ли ему, чтобы он, став пред неви­ди­мое при­сут­ствие Бо­жие и про­чи­тав «До­стой­но есть», с крест­ным зна­ме­ни­ем сам воз­ло­жил на се­бя схи­му, при­зы­вая в по­мощь и со­дей­ствие мо­лит­вы и бла­го­сло­ве­ние прп. Зо­си­мы и Сав­ва­тия. Со­вет был при­нят и ис­пол­нен.

На­сту­пи­ла ночь. Боль­ной был по­ло­жен в по­стель, упо­ко­и­лись под­ле него и утом­­лен­ные бра­тия. Но ко­гда они вста­ли от крат­ко­го сна, то боль­но­го уже не бы­ло с ни­ми в кел­лии. Об­ра­ти­лись к по­ис­кам и на­шли его иду­щим к ним на­встре­чу из ле­са и без схи­мы. На во­прос о слу­чив­шем­ся он объ­явил: «Мно­же­ство бе­сов при­шли к нам в кел­лию, на­па­ли на ме­ня с яро­стью, си­лой увлек­ли от вас, со­рва­ли с ме­ня схи­му, но прп. Зо­си­ма от­нял ме­ня у них». Схи­ма бы­ла най­де­на за­бро­шен­ной на де­ре­ве.

Стар­цы ре­ши­лись во что бы то не ста­ло вез­ти Ели­сея в Су­му (60 верст), где при мо­на­стыр­ском по­дво­рье на­хо­дил­ся иеро­мо­нах. По­ло­жи­ли бо­ля­ще­го в суд­но и пу­сти­лись вниз по ре­ке Вы­ге. Эта ре­ка весь­ма неудоб­на к пла­ва­нию по силь­ной быст­ро­те и мно­же­ству ка­мен­ных по­ро­гов. Стар­цы ча­сто при­хо­ди­ли в смя­те­ние от опас­но­стей, но бо­ля­щий обод­рял их, го­во­ря: «Не бой­тесь, здесь с на­ми отец наш Зо­си­ма». Без вре­да про­плы­ли они опас­ную ре­ку, вы­шли в мо­ре и до­стиг­ли при­ста­ни­ща на ре­ке Вир­ме. Боль­ной меж­ду тем бо­лее и бо­лее из­не­мо­гал от бо­лез­ни и не пе­ре­ста­вал со­кру­шать­ся о ли­ше­нии схи­мы. Опять на­ста­ла ночь; на Вир­ме стар­цы пе­ре­ме­ни­ли суд­но и взя­ли в по­мощь се­бе нес­коль­ко на­ем­щи­ков для устро­е­ния пла­ва­ния. Ко­гда они на­хо­ди­лись на се­ре­дине Сум­ской гу­бы, на­ста­ла ве­ли­кая бу­ря. Вол­ны по­до­би­лись го­рам, на судне разо­рвал­ся па­рус, сло­ма­лась мач­та, вес­ла вы­би­ло вол­на­ми из рук греб­цов; к то­му же на­лег­ла та­кая тьма, что пла­ва­те­ли ед­ва ви­де­ли друг дру­га. Все бы­ли в от­ча­я­нии, на­ем­ни­ки роп­та­ли и уко­ря­ли ино­ков, но бо­ля­щий Ели­сей не ма­ло­ду­ше­ство­вал, ибо его успо­ка­и­ва­ло див­ное ви­де­ние из ино­го ми­ра. «Не бой­тесь и не скор­би­те, бра­тия, – го­во­рил он сопла­ва­те­лям, ед­ва ды­ша от из­немо­же­ния, – я ви­жу от­ца Зо­си­му с на­ми в судне, он по­мо­га­ет нам. Все это слу­чи­лось с на­ми по дей­ству диа­во­ла, же­ла­ю­ще­го по­гу­бить мою ду­шу, но Бог по мо­лит­вам прп. Зо­си­мы ис­тре­бит су­по­ста­та». Вско­ре за­тем ве­тер ма­ло-по­ма­лу на­чал ути­хать, вол­ны улег­лись, на мо­ре во­дво­ри­лась ти­ши­на. При­став к бе­ре­гу, стар­цы с ужа­сом уви­де­ли, что бо­ля­щий скон­чал­ся, и ра­дость их мгно­вен­но прев­ра­ти­лась в плач. С горь­ки­ми сле­за­ми они взы­ва­ли к прп. Зо­си­ме: «Пре­по­доб­ный отец наш, на­де­ясь на твои мо­лит­вы, ка­кой мы вы­нес­ли труд, ка­кую вы­тер­пе­ли в мо­ре бе­ду, и вот те­перь все это на­прас­но: что на­де­я­лись по­лу­чить – не по­лу­чи­ли!» Но спу­стя немно­го вре­ме­ни в мерт­вом об­на­ру­жи­лось дви­же­ние, и он на­чал го­во­рить здра­во и смыс­лен­но. Взя­тый на по­дво­рье, он был по­стри­жен в ве­ли­кий Ан­гель­ский об­раз и спо­до­бил­ся при­ча­стить­ся Бо­же­ствен­ных Та­ин Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых; за­тем, про­сла­вив Бо­га и про­стив­шись со все­ми, опять по­чил о Гос­по­де. Те­ло его бы­ло по­гре­бе­но за ал­та­рем церк­ви Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая с юж­ной сто­ро­ны.

Про­хо­ди­ли го­ды, мно­ги­ми бы­ло за­бы­то и имя его. Спу­стя бо­лее сто­ле­тия вни­ма­ние к по­чив­ше­му воз­буж­де­но бы­ло тем, что гроб его об­на­ру­жил­ся на по­верх­но­сти зем­ли, и вско­ре по­сле­до­ва­ли яв­ле­ния прп. Ели­сея и ис­це­ле­ния от него бо­ля­щих. Для удо­сто­ве­ре­ния в дей­стви­тель­но­сти все­го про­ис­хо­дя­ще­го в 1668 го­ду был по­слан в Сум­ский острог цар­ский столь­ник Алек­сандр Се­вас­тья­но­вич Хит­ро­во, ко­то­рый по ис­сле­до­ва­нии по­ста­вил над гро­бом пре­по­доб­но­го неболь­шую ча­сов­ню. Вто­рое ис­сле­до­ва­ние о пре­по­доб­ном Ели­сее про­ис­хо­ди­ло в 1710 го­ду по ука­зу ар­хи­епи­ско­па Хол­мо­гор­ско­го Ра­фа­и­ла при со­ло­вец­ком ар­хи­манд­ри­те Фир­се.

Со вре­ме­нем мо­ги­ла пре­по­доб­но­го Ели­сея ста­ла на­хо­дить­ся под ал­та­рем де­ре­вян­ной церк­ви. Пре­по­доб­но­му слу­жи­лись мо­леб­ны, но так­же и па­ни­хи­ды, ко­гда бо­го­моль­цы с име­нем пре­по­доб­но­го же­ла­ли по­мя­нуть сво­их пре­ставль­ших­ся срод­ни­ков. По­сле каж­дой ли­тур­гии сум­ляне по­чи­та­ли дол­гом схо­дить на по­кло­не­ние пре­по­доб­но­му в его ча­сов­ню; рав­ным об­ра­зом, от­прав­ля­ясь на мо­ре для зве­ри­ных про­мыс­лов, у него же ис­пра­ши­ва­ли в на­пут­ствие бла­го­сло­ве­ние и мо­литв. Па­мять пре­по­доб­но­го Ели­сея со­вер­ша­ет­ся 14/27 июня.

Comments are closed.